Боже, что стало с Анной Семенович?